Читаем. Думаем. Делаем самостоятельные выводы®

Отдельные стороны жизни в СССР

      В этом разделе я буду размещать публикации, об отдельных сторонах жизни в СССР на, так сказать, «микроуровне», недостаточно освещавшихся в своё время. Они будут распределены в соответствии с определёнными рубриками.
      В принципе, все приводимые здесь сведения относятся к истории СССР и можно было бы разместить их в разделе «История», но, во-первых, многие из описываемых явлений не настолько значимы, чтобы считаться подлинно историческими, а, во-вторых я считаю, что о них стоит поговорить особо.
      В начале 70-х годов прошлого века у нас, в Советском Союзе, наметился определённый идеологический, мировоззренческий кризис. Идеалы, выдвинутые за 50 лет до этого во времена борьбы за Советскую власть, были скомпрометированы не слишком удачным их воплощением в жизнь и многим (особенно в среде интеллигенции) стали казаться устаревшими, в стране нарастали усталость и разочарование. Одним из многих проявлений этого кризиса стала внезапно начавшаяся мода на всякие сомнительные «чудеса»: НЛО (неопознанные летающие объекты, «летающие тарелки»), альтернативные методы лечения (траволечение, иглоукалывание, «экстрасенсорику» и «биоэнергетику» и т.п.), расчёт биологических ритмов (биоритмов), определяющих работоспособность, йогу (индийскую систему оздоровления и самоусовершенствования на религиозной основе); разговоры о якобы существующим рядом с нами с незапамятных времён недоразвитом подвиде человека — «реликтовом гуманоиде» (прозванном в народе «снежным человеком»). Кстати, через несколько месяцев после того, как эти заметки были закончены, ко мне в руки попал журнал со статьёй о кришнаизме, из которой стоит привести небольшую цитату: «Как ни парадоксально, но популярность кришнаизма «у них» и «у нас» — плод разочарования. Только «у них» это было разочарование во вседозволенности, погоней за материальными благами, «у нас» — полным разладом между провозглашаемыми лозунгами и тяжкой повседневной реальностью.» (В. Скосырев. Инакомыслящие в позе лотоса. «Родина», №9, 1990). Впрочем, к cуждениям автора о советской действительности, или, точнее, излишней категоричности формулировок, следует относится с известной осторожностью поскольку статья была написана в годы «перестройки», когда среди пишущих охаивание прошлого превратилось в своебразную моду.
      Не будем, однако отвлекаться. Официальная советская печать материалы о «невероятном» в основном отвергала, поэтому их создавали и размножали на пишущих машинках, это называлось самиздат.
      Я предлагаю вашему вниманию один из таких машинописных текстов, хранившихся в нашей семье то ли с конца 70-х, то ли с начала 80-х годов прошлого века. Он озаглавлен «Методика лечения» и посвящён лечению множества болезней якобы существующим биоэнергетическим воздействием на больное место, возникающим при поглаживании его диском из полированного эбонита. «Пока ещё не полностью ясна картина биоэнергетического воздействия эбонитового кружка при лечении самых разнообразных заболеваний...» — самокритично признаёт неизвестный автор текста, что вовсе не мешает ему рекомендовать этот по сути шаманский метод не только для лечения гриппа и радикулита, но и болезней, при которых обычно назначаются операции.
      Для сохранения колорита я решил воспроизвести текст «Методики...» как есть, со всеми перлами по части грамматики, орфографии и стиля (тромбофлибит, одеревянение, «помощник осуществляет взаимолечение, т.к. электроток во время процедуры протекает через оба организма и благоприятно влияет на них»), ошибками в нумерации пунктов, устаревшими названиями болезней, переписанными из каких-то медицинских справочников конца 19-го века (кишечный катар, боли желудка и пр.). Полный текст вы найдёте здесь. Пытаться лечить подобным способом сколько-нибудь серьёзные болезни категорически не рекомендую.
      «Заблудившись в нирване» — так назвали свою статью философы Дмитрий Выдрин и Константин Жоль (опубликована в молодёжном журнале «Ранок» («Утро») в 1989 году)). В статье авторы рассказывают о судьбе некоего Владимира Максимовича. Чрезмерное увлечение йогой привело этого человека в секту Бхагвана Шри Раджнеша — ловкого проходимца и мистификатора, переселившегося из Индии в США и основавшего там колонию из одураченных «учеников», бесплатно работавших на своего «гуру». На деньги, полученные от эксплуатации рабского труда и продажи по завышенным ценам своих «трудов», Раджнеш, помимо всего прочего, купил девяносто три роллс-ройса. Такой вот йог-аскет...
      Правда, в конце концов дорожки секты Раджнеша и Владимира Максимовича разошлись, пелена с глаз у него спала. Но... «Владимир Максимович вернулся к йоге, той, с которой начинал когда-то. Он может назвать с десяток определений состояния «самадхи», может безошибочно ответить, в каком веке до нашей эры «высшее состояние безмятежности» в йоге стало называться не «мокша», а «нирвана». Может он и задержать дыхание на три минуты. Этим очень гордится. Но не слишком ли это смехотворная цена за давно забытую профессию, утраченные духовные идеалы и ценности, за неустроенную личную, да и вообще — за жизнь, которая не состоялась?..» — констатируют авторы. Здесь я хотел бы сделать небольшую ремарку и честно признаться, что лично мне был бы интересен человек, знающий с десяток определений состояния «самадхи» и знающий ответ на вопрос в каком веке до нашей эры высшее состояние безмятежности в йоге стало называться не «мокша», а «нирвана»; я не занимался йогой и не знаю этого. Но, понятно, что уж слишком увлекаться разными учениями и методиками самоусовершенствования не стоит, тут авторы правы.
      Есть в статье и любопытное место со ссылками на фамилии авторитетов в области духовных поисков: «Бывало [отдыхающие в крымских санаториях], доверчиво сообщали и о чем-то удивительном и таком, от чего аж дух захватывало: о лекциях «специалистов» по «летающим тарелкам» (Ажажа, Шнее, Птицын), о знакомстве с «йогом» Вар-Аверой (в «миру» — Аверьяновым [В.С. Аверьянов, его труды распространялись в «самиздате»]), который изобрел «сексуально-йогическое каратэ», или с самим Спиркиным, покровителем экстрасенсов [речь идёт об А.Г.  Спиркине, член-корреспонденте Академии наук, бывшем научном руководителе секции биопсихоэнергетики при Научно-техническом обществе радиоэлектроники и связи им. А.С.  Попова; двое шарлатанов, которым покровительствовал Спиркин, совершили убийство.].

      Забавно, но ссылки на самиздатские «труды» Аверьянова нашлись в довольно неожиданном месте — «Указателе литературы по еврейскому, масонскому и смежным вопросам на русском языке», изданном в 1989 году в Москве. Возможно, со временем мне удастся разыскать и предложить их вашему вниманию, уважаемый читатель. Ну, а полный текст статьи «Заблудившись в нирване» вы найдёте здесь.
      А теперь поговорим о другом, о попытках распространении порнографии в СССР. Тут, правда, необходим небольшой экскурс в прошлое.
      Порнография, существовала на Западе во все времена, постепенно совершенствуясь по мере развития техники создания и тиражирования изображений. Но содержание и распространение её всё же регламентировалось определёнными цензурными ограничениями. В 1968 году, напуганная студенческими протестами в Париже, правящая олигархия Запада решила эти ограничения отменить. Просто для того, чтобы переключить внимание малоопытных «бунтарей» на другое. Были у них там, конечно, ещё какие-то соображения, хотели поспособствовать увеличению рождаемости и т.п. Как бы там ни было, соответствующая продукция вошла в моду и хлынула на прилавки магазинов.
      В СССР порнография находилась под запретом с начала 30-х годов, за распространение была даже предусмотрена статья в Уголовном кодексе. Из-за этого своей «клубнички» в стране не было. Ну, или почти не было. А вот попытки провезти её из-за границы предпринимались неоднократно: «Не брезгуют отдельные иностранные студенты и распространением порнографических изданий. К примеру, у гражданина Нигера М. Сулуфу был изъят порнографический фильм, за просмотр которого, нелишне заметить, предприимчивый делец пытался взимать плату в несколько десятков рублей» (из сб. «Чекисты Дона», 1980). Судя по всему, у незадачливого африканца конфисковали бобину с 8-миллиметровой плёнкой для бытового кинопроектора: в конце 70-х годов прошлого века ещё не было компьютерных видеофайлов и только-только появились первые кассетные видеомагнитофоны.
      В фельетоне «Не с теми сувенирами» из сборника «Непрошеные визитёры» (Симферополь, 1979) описана другая ситуация — в качестве культуртрегеров решили попробовать себя стажёры из ФРГ. С обратной, нашей, так сказать, стороны оказался некто Владимир К., студент Симферопольского мединститута. Прочно подпав под обаяние «заграницы», он стал настойчиво искать встречи с пришельцами «оттуда» и в конце концов ему повезло, встреча цивилизованного Запада с Востоком состоялась:

      «Перед тем, как приступить к трапезе под открытым небом, студенты из ФРГ сняли его во всех ракурсах около стоящей на холме ротонды... Кроме необычного для него яичного ликера, который не пили, а отведывали крохотными ложечками, он осушил несколько фужеров вина и совсем опьянел. Проснулся один в кустах, со ссадинами на лице: «Наверное, упал». Во внутреннем кармане пиджака лежал помятый порнографический журнал.
      — Все-таки оставили, — обрадовался он.
      ...Посмотреть «стоящие внимания картинки» Гельмут неожиданно предложил в присутствии двух девушек из его группы. Владимир вопросительно взглянул скачала на Гельмута, а потом на них, но зеленоглазая Клара, дымившая сигаретой, иронически усмехнулась:
      — Трусишь, Иван?
      — Меня не так зовут.
      — Знаю, знаю... Будь хоть здесь похожим на мужчину.
      Владимиру очень хотелось узнать, что значит настоящий мужчина по-европейски.
      «Взвоет ребятня от зависти, когда я им расскажу», — и он смело открыл довольно толстый, небольшого формата журнальчик, обложку которого «украшал» гвоздь номера — обнаженная женщина, томно развалившаяся на диване.
      «Комментировать» снимки вызвалась все та же Клара. На Владимира посыпались скабрезные практические «советы».
      — Эх и темнота же вы, русские. Дикари — и только! — едко посмеивалась она неопытности своего пьянеющего собеседника. — Вот приезжай, не то еще покажем. А то у вас даже «увеселительного дома» для наших буршей организовать не могут. Скучно!»


      Окончание истории о дымившей сигаретой скучающей зеленоглазой Кларе, для которой русские — всего лишь безликие «иваны», и её приятеле Владимире К. вы найдёте здесь (в квадратных скобках указаны номера страниц оригинала).
      Ещё случай. Вернее, два. И тоже о любителях специфическом кино. Ну, и немного о музыке:
    «Морально-политическое падение жителя Севастополя Четуева, оператора звукозаписи «Бытрадиотехники», начавшееся с распространения среди знакомых идейно-чуждых советским людям материалов привозимых из-за рубежа, также привело его к преступлению. Четуев установил в ряде городов связи с лицами, которые снабжали его низкопробными магнитофонными записями и грампластинками. В погоне за лёгкой наживой Четуев изготавливал их и продавал по спекулятивным ценам. Наряду с этим занимался развращением несовершеннолетних, содержал притон, где демонстрировал порнографические кинофильмы и журналы.
      Против него было возбуждено уголовное дело. В ходе следствия у Четуева было изъято 14 комплектов магнитофонов и различной радиоаппаратуры на сумму 30 тысяч рублей [средняя зарплата в стране тогда была 150 рублей в месяц. — прим. Р.С.], более 2 тысяч грампластинок, изготовленных на дискографе, свыше 300 кассет и около тысячи магнитофонных катушек, предназначенных для продажи, более 400 грампластинок зарубежного производства. Значительное количество изъятых записей носило идеологически враждебную направленность. Четуев был приговорён к длительному сроку лишения свободы в исправительно-трудовом лагере строгого режима.»
(из сб. «Грязный след», Симферополь, 1983).
      Читаешь такое и думаешь — какая же это всё-таки страшная штука — жадность. Сгубила она обладателя дорогого комплекта «фирменной» аппаратуры. Ведь если бы его морально-политическое падение ограничилось только распространением идейно-чуждых музыкальных записей на мало кому понятных иностранных языках, никто бы его его не тронул. А он создал притон и приступил к развращению несовершеннолетних. Тут, конечно, у «тоталитарной системы» терпение лопнуло.
      В небольшом рассказике «Грязных дел мастера» из того же сборника «Грязный след» авторы описали попытки агентов какой-то неназванной спецслужбы охмурить советских моряков:
      «..Через открытую дверь лавочки Игнасио виднелись стены маленького помещения, увешанные различными тканями, изделиями из синтетики, сувенирами. За прилавком сидел молодой парень. Он вскочил и приветствовал Аркадия Ивановича.
      — Здравствуй, Вилия. С месяц не видел тебя. Как живешь?
      — Благодарю, — с акцентом ответил юноша.
      — Меня никто не спрашивал? — осведомился Игнасио.
      — Нет.
      — Синьор Аркадиос, пройдемте. Прошу, — Игнасио открыл в задрапированной стене небольшую дверь. Оттуда пахнуло свежестью.
      В уютном помещении было светло и прохладно. Кресла располагали к отдыху. На низкий полированный стол черноволосая девушка поставила на подносе два хрустальных бокала с напитком, фрукты.
      — Дочь помогает, — кивнул Игнасио в сторону ушедшей девушки. — Отведайте, а потом для души, — Игнасио загадочно улыбнулся.
      Разговор вели на разные темы. Игнасио неплохо говорил по-русски. Осторожно расспрашивал об обстановке на промысле, интересовался, какие суда придут в порт, не было ли происшествий?
      Аркадий Иванович, не задумываясь, отвечал на вопросы.
      — А что нового у тебя?
      — Посмотрите, — Игнасио передал Аркадию Ивановичу изящно переплетенный альбом. — Хороши для знакомства?
      Это был большой набор порнографических цветных фотографий.
      — Гм, интересно, — заметил он. — Но сейчас некогда, времени мало. Если приду на ремонт…
      — Пожалуйста, все будет сделано. А сейчас покажу то, что обещал: цветной фильм на эту же тему!
      Игнасио снял с полки проектор, образец ленты и показал кусочек.
      — Правда, фильм недешев. Но вы, надеюсь, сразу же окупите все расходы и еще доход получите.»


      О том, как развивались события дальше, можно прочитать здесь.
      Думаю, стоит отметить, что рассказ этот, конечно, не строго документален: не названа страна, в которой происходили описанные в нём события (видимо, Испания или Мексика), явно вымышлены некоторые диалоги; в общем, это скорее литературно обработанное изложение какого-то реального дела со всеми достоинствами и недостатками произведений подобного жанра.
      А на закуску — несколько публикаций в рубрике «Идеологические кампании в СССР»


[Главная]    [Далее]
Лучшее разрешение для просмотра этого сайта - 1024x768  ©2014-2018 Калейдоскоп. Сделать бесплатный сайт с uCoz