Грязных дел мастера

      В дверь номера на четвертом этаже гостиницы «Эксцельсиор» робко постучал смуглолицый молодой человек с небольшими усиками. За дверью глухо раздалось:
      — Войдите.
      Из второй комнаты роскошно обставленного номера вышел средних лет мужчина. Седеющие, слегка вьющиеся волосы были аккуратно зачесаны.
      — Здравствуйте, Редди, — дружелюбно сказал он, протягивая руку. — Прилетел к вам посмотреть, как работаете. Присаживайтесь...
      — Спасибо. Рад вашему посещению, Глен.
      Оба уселись в удобные кресла. Кондиционер поддерживал прохладную температуру, хотя за окном было за сорок градусов. Глен, не поднимаясь с места, позвонил по телефону, и через несколько минут официант вкатил в комнату небольшой столик с различными напитками и льдом. [41]
      — Угощайтесь! Сначала немного освежимся, — предложил Глен, беря стакан с соломинкой. — Вот этот коктейль сделан по моему рецепту.
      — Одобряю. Надеюсь, вы поделитесь секретом. Несколько минут царило молчание.
      — Так, а теперь докладывайте, Редди,— произнес Глен, отставляя стакан.
      — Откровенно скажу вам, Глен, — ваша идея о создании здесь постоянного представительства правильна и должна дать результаты. Для ее развития я прежде всего завербовал несколько человек из обслуживающего порт персонала и владельцев некоторых магазинов и баров. За деньги они сделают что угодно, вплоть до ограбления банка и убийства. Не забыл, на всякий случай, и публичные дома. Мой помощник Рольс, вы его знаете? Глен кивнул головой.
      — Ведет начальную, подготовительную работу и по моему указанию создает условия для знакомства.
      — Знание русского языка не вызывает к вам подозрения?
      — Наоборот. Располагает к беседе.
      — Документы систематизируете?
      — Конечно. Картотеки. Досье...
      — Результаты?
      Редди немного замялся:
      — Видите ли, здесь, к сожалению, нечем похвалиться. Хотя в порт часто заходят советские, польские, болгарские суда и...
      — Это я знаю. Поэтому вы и направлены сюда, — немного резко заметил Глен.
      — Прошу прощения. Контингент весьма сложный, и непродолжительное время его нахождения здесь создает трудности. Рольс с некоторыми пытался начать серьезный разговор, но его послали к черту.
      — Надо уметь сближаться с людьми. Не действовать в лоб. Учтите, что некоторые суда заходят для кратковременного ремонта, и их команды дольше находятся в порту. В общем дела плохи...
      — Но...
      — Что но? — грубо перебил Глен. — Работать надо! Работать....
      «Вот скотина, — подумал Редди,— попробовал бы сам». Но тут же спохватился:
      — Стараюсь, Глен, стараюсь. Учту ваше указание. Пока удалось установить перспективный контакт с тремя. Они [42] должны прийти сегодня. Я видел, их катер подходил к причалу. Извините...
      Редди подошел к окну.
      — Вот и они. Взгляните, пожалуйста. Глен поднялся с кресла. Из порта выходила большая группа советских рыбаков, растекавшаяся по площади.
      — Видите троих последних. Впереди с погонами. Полный. Остановился, вытирает лысину платком. Здесь зовут его Аркадиосом. К нему подошел мой человек, в широкополой шляпе, Игнасио. Повел их с собой.
      — Вижу.
      — Со всеми тремя Рольс и ребята из агентуры наладили дружеские взаимоотношения. Изучают. Смотрите, тот худенький, Викторио, взял у Аркадиоса портфель. Почти совсем готов и, пожалуй, в следующий приход их судна уже не вернется на него. Для серьезной работы он слишком глуп, а для сенсации подходит. Познакомился с интересной женщиной и весь под ее влиянием. Третьего рыбака, Лeoнa, по моему указанию снабжают порнографическими цветными открытками, магнитофонными записями и пластинками нужного содержания и в большом количестве. «Там» заинтересуются. Я в этом убежден. Стремлюсь на всех советских судах подыскивать таких людей. Они будут работать на нас, в большинстве случаев не замечая этого.
      В отношении Аркадиоса у меня другие планы. Кстати, ему сегодня будет продан узкопленочный, весьма сексуальный цветной фильм. Должность у него солидная, и думаю привлечь его к серьезной работе. Все его разговоры с продавцом записываются на магнитофон. А они часто не в его пользу. Засняли использование советской валюты при покупках [вывозить советские деньги из страны было запрещено — прим. Р.С.]. Намерен провести с ним и другую работу, особенно во время ремонта судна. По его словам, он должен быть здесь к осени. Кое-что сделано и по польским рыбакам, согласно вашему указанию.
      — Одобряю, Редди, — Глен смягчил тон.— Сделано, однако, мало, я ожидал от вас большего.
      — Конечно, но очень трудно с подбором...
      — Если бы было легко, вас тут не было бы.
      — Сегодня я вам представлю записи некоторых разговоров Викторио с той женщиной, Аркадиоса с продавцом, фотографии и ряд других материалов.
      — Хорошо! Посмотрю, но действовать надо энергичнее. В средствах не стесняйтесь. Больше контактов! Изучайте их. Кому найдете возможным, предлагайте остаться [43] здесь. Обещайте золотые горы. Всеми мерами надо разлагать «красных», склонять к переходу в свободный мир. Смотрите, чтобы крючок заглатывали постепенно и не смогли бы с него сорваться. Главное же, на что я обращаю ваше внимание, — больше подбирать таких перспективных молодцов, как Аркадиос. Они нам нужны.
      — Слушаюсь!
      — Не забывайте также присматривать за этими побирушками из так называемого Народно-Трудового Союза. В смысле распространения их макулатуры. Пусть отрабатывают деньги, которые мы им даем.
      — Да они только под ногами путаются. Авторитетом не пользуются. Недавно советские рыбаки чуть не избили двоих, а их писанину порвали на клочки.
      — Не жалейте. Пусть рискуют физиономиями.
      — Понимаю. Все будет сделано.
      — Теперь, Редди, поедемте в вашу резиденцию. Хочу увидеть, как вы устроились, посмотреть все материалы и познакомиться с вашими подчиненными, если, конечно, кто будет. Вызывать специально не надо...

      Миновав площадь, советские рыбаки начали расходиться небольшими группами.
      Аркадий Иванович, Виктор и Леонид свернули в ближайшую улочку вместе с Игнасио.
      — Аркадий Иванович, — обратился Виктор, — разрешите мне неподалеку в лавочку к знакомому заскочить. У него очень дешевые товары.
      — Иди, только не задерживайся. Я буду у Игнасио. Знаешь где его магазин?
      — Да, да, я быстро приду.
      — Разрешите и мне покинуть вас? У меня тоже есть свой «поставщик», — улыбнулся Леон.
      — Управишься — заходи к Игнасио. Обоих вас там буду ждать.
      ...Через открытую дверь лавочки Игнасио виднелись стены маленького помещения, увешанные различными тканями, изделиями из синтетики, сувенирами. За прилавком сидел молодой парень. Он вскочил и приветствовал Аркадия Ивановича.
      — Здравствуй, Вилия. С месяц не видел тебя. Как живешь?
      — Благодарю, — с акцентом ответил юноша.
      — Меня никто не спрашивал? — осведомился Игнасио.
      — Нет. [44]
      — Синьор Аркадиос, пройдемте. Прошу, — Игнасио открыл в задрапированной стене небольшую дверь. Оттуда пахнуло свежестью.
      В уютном помещении было светло и прохладно. Кресла располагали к отдыху. На низкий полированный стол черноволосая девушка поставила на подносе два хрустальных бокала с напитком, фрукты.
      — Дочь помогает, — кивнул Игнасио в сторону ушедшей девушки. — Отведайте, а потом для души, — Игнасио загадочно улыбнулся.
      Разговор вели на разные темы. Игнасио неплохо говорил по-русски. Осторожно расспрашивал об обстановке на промысле, интересовался, какие суда придут в порт, не было ли происшествий?
      Аркадий Иванович, не задумываясь, отвечал на вопросы.
      — А что нового у тебя?
      — Посмотрите, — Игнасио передал Аркадию Ивановичу изящно переплетенный альбом. — Хороши для знакомства?
      Это был большой набор порнографических цветных фотографий.
      — Гм, интересно, — заметил он. — Но сейчас некогда, времени мало. Если приду на ремонт…
      — Пожалуйста, все будет сделано. А сейчас покажу то, что обещал: цветной фильм на эту же тему!
      Игнасио снял с полки проектор, образец ленты и показал кусочек.
      — Правда, фильм недешев. Но вы, надеюсь, сразу же окупите все расходы и еще доход получите.
      Часа через три Аркадий Иванович с туго набитым портфелем вышел из лавочки. Вслед ему, произнося добрые напутствия, кланялся Игнасио.
      На улице Аркадия Ивановича ждали Виктор и Леонид...

      Обратный рейс домой прошел благополучно.
      Судно ошвартовалось в родном порту. По трапу поднялись пограничники, врач, таможенники, представители порта. Внизу на пирсе в нетерпеливом ожидании толпились родные, близкие. Наконец все формальности были закончены. И, спускаясь с чемоданами и свертками, рыбаки попадали в теплые объятия.
      Одним из последних, почти одновременно с капитаном, на трапе появился Аркадий Иванович.
      — Николай Иванович, — обратился он к капитану, — как прошел досмотр, а то я из каюты не выходил? [45]
      — Хорошо. Ограничились несколькими замечаниями.
      — Желаю хорошо отдохнуть.
      Облегченно вздохнув, Аркадий Иванович с двумя чемоданами вышел через проходную порта и сразу же услышал:
      — Аркадий Иванович! Здравствуйте! С приходом! — у новенькой «Волги» стоял представительный мужчина и, расплывшись в улыбке, открывал дверцу машины.
      — Здравствуй, здравствуй, Эдик! Этот чемодан поставь в багажник, а другой пристрой на заднем сиденье.
      — Заждался я вас.
      — Все в порядке. Поехали...
      — С наваром, Аркадий Иванович?
      — Как же иначе? Увидишь — обалдеешь...
      — Может быть, заскочим ко мне?
      Аркадий Иванович после некоторого раздумья твердо сказал:
      — Нет, сначала домой. Жена не пришла встречать, наверное, нездорова. Немного заправимся, а потом — к тебе, — повернувшись, он открыл чемодан и вынул оттуда объемистый сверток:
      — Это оставим в машине, а чемодан занесем в квартиру. Расскажу все потом.
      ...Жена Аркадия Ивановича Вера Александровна действительно приболела — подвернула ногу. Но мужа ждал приготовленный завтрак. Выпили за приезд.
      — Как же вы поедете? — забеспокоилась Вера Александровна.
      — Нам не страшно, — самодовольно ответил Эдик,— знакомые везде. Не беспокойтесь...
      В комнате у Эдика царил полумрак. Окна почти полностью были закрыты плотными шторами. Аркадий Иванович, отдуваясь, опустился в кресло, Эдик зажег настольную лампу. Поставил на столике около Аркадия Ивановича рюмку, бутылку коньяка, блюдечко с ломтиками лимона.
      — Не томите, Аркадий Иванович.
      Эдик открыл одну из дверок «стенки» и выкатил оттуда, небольшой узкопленочный киноаппарат. Нажал кнопку, и на противоположной стене развернулся белый экран.
      — Молодец, Эдик. Здорово устроил. Раскрывай пакет.
      — Все на высоком уровне,— хохотнул Эдик и включил проектор...
      Стрекот прекратился, аппарат автоматически отключился. Еще несколько минут посидели в темноте.
      — Да-а, — протянул Эдик. [46]
      — Жаль — не звуковой, — промолвил Аркадий Иванович.
      — Ничего, со временем и звук будет.
      Там ленты, пластинки, магнитофонные записи для тебя.
      — Пригодятся. Перепишу, расхватают. А сколько я вам должен?
      — Счет в коробке.
      Эдик вынул листок бумаги.
      — Ого!
      — В накладе не будешь. Виктор и Леонид еще привезут. У них подешевле.
      — Возражений нет. Когда в следующий рейс?
      — Отдохну немного. А теперь домой. Заедешь за мной...

      Но не заехал больше пронырливый кутила и бездельник Эдик за Аркадием Ивановичем. Да и тому больше не ходить в новые рейсы, как и его приятелям Виктору и Леониду. Не удалось им схватить предполагаемый куш на распространении «доходного товара», изготовленного на кухнях западных спецслужб. Все они разоблачены и понесли заслуженное наказание.[47]

с. 41-47 в кн. И.Т. Павленко, К.И. Макаров, Г.С. Орлов. Грязный
след
. — Симферополь: Таврия, 1983. — 80 с., 4 л. ил.


[Главная]    [В начало раздела]    [Далее]
Лучшее разрешение для просмотра этого сайта - 1024x768  Калейдоскоп, 2014-2018. Используются технологии uCoz