Заголовок статьи Михаила Осина «В здоровом теле здоровый цинизм», опубликованной в «Общей Газете», №15 (349), 13-19.04.2000

В здоровом теле здоровый цинизм

      ТЕРМИН «здоровый цинизм» как синоним внутренней свободы благополучно шагнул в СМИ и широко рекламируется как единственно верный образ современного мышления. Отдельных общественных деятелей уже рекомендуют в качестве примеров для подражания. Уже все чаще поговаривают — не более и не менее — о политике Здорового Цинизма...
      Автору этих строк около тридцати [было в 2000 году], и вроде по чину мне не полагается восклицать хрестоматийное «О времена, о нравы!». Поэтому в дальнейшем я, насколько это возможно, умышленно ограничиваюсь сухой подборкой фактов, а все эмоции оставляю на усмотрение читателей. Истории хотя и рядовые, однако подлинные, действующие лица реальны, поэтому имена изменены.
      Саша, 21 год. Работал водителем-экспедитором в торговой фирме. Единственный ребенок в семье. Семья благополучная.
      Маша, 20 лет. Работала кассиром в продуктовом магазине, студентка-заочница. Проживала с матерью и младшей сестрой.
      Началось, как водится, с симпатии. Познакомились. Стали встречаться. Решили пожениться. Все хорошо? Как бы не так.
      В начале романа Маша частенько намекала парню на своих предыдущих поклонников. Не скупилась на пикантные подробности — «чтобы крепче любил». Таким невинным образом она поддерживала свой имидж современной герл-фрэнд. Однако дело шло к свадьбе, и вот-вот должна была обнаружиться ее, скажем так, неосведомленность в вопросах интима. Зря смеетесь — с ее точки зрения все выглядело более чем серьезно. Итак?
      Пусть на протяжении истории человечества добродетель невесты почиталась ее главным богатством. С позиций здорового цинизма это даже не смешно, это — стыдно, пережиток морали прошлого века. За неделю до ЗАГСа девушка, выпив для храбрости, отправилась набираться опыта в малознакомую компанию. Набралась. И в качестве приданого принесла мужу болезнь — простенькую, сегодня ее лечат буквально одной таблеткой, но абсолютно несовместимую с понятием «новобрачная». Саша возмутился и настоял на разводе.
      Однако через некоторое время они стали встречаться вновь. Что поделать — они любили, им было плохо друг без друга... Вместе им тоже было нехорошо. Напряженность никуда не исчезла, повисали неловкие паузы. Казалось бы, поговори с любимым откровенно, прости и положись на ход времени, которое, как известно, лечит — но этот выход лишь для человека опытного, в достаточной мере уверенного в себе. Обратиться за помощью к тем, кто старше и мудрее? Этого они себе позволить не могли. Здоровый цинизм подсказывает: никому нет дела до тебя и твоих проблем, разбирайся сам.
      Заполнить паузы проще всего оказалось... героином. Появился общий связующий интерес. И очень скоро Маша пополнила собой печальную статистику умерших от передозировки. Саша, при этом присутствовавший, был помещен родителями в закрытую спецклинику, где с пациентом наряду с наркологами работают также и психиатры. Через два месяца он выписался — стриженный наголо, очень тихий и очень уравновешенный. От наркозависимости излечился полностью, даже имел соответствующую справку. На работу ему устраиваться не рекомендовали. Временно.
      Лариса, 20 лет. Студентка дневного отделения института, 3-й курс. Родители — гуманитарии. Брат Алексей, 28 лет. Семья благополучная.
      С Александром познакомилась в доме друзей на встрече Нового года. Инициатива принадлежала Ларисе. Возможно, ей понравился этот симпатичный, молчаливый парень, решила расшевелить его немного... Со слов знакомых известно — в этот вечер Лариса держалась очень раскованно и даже вольно, обычно ей это было несвойственно. В частности, во всеуслышание заявила, что с удовольствием попробовала бы наркотики. О чем они говорили еще? Какая больная струна оказалась задетой? Около четырех часов утра Саша вызвался проводить Ларису домой.
      Из протоколов следствия:
«...На лестничной площадке дома, в котором проживала потерпевшая... захваченным из квартиры столовым ножом... нанес 14 ударов в лицо, шею и правое плечо... Вследствие чего... скончалась, не приходя в сознание».
      На суде Александр признал свою вину полностью. Мотивов преступления объяснить не смог. Брат погибшей, Алексей, после вынесения приговора крикнул: «Я дождусь, когда ты освободишься, и найду тебя!» Подсудимый спокойно ответил: «Тебе не придется ждать». И сдержал слово. Той же ночью в камере изолятора Саша, накрывшись курткой, зубами прокусил себе артерию возле плечевого сгиба и истек кровью. Соседи по камере, обнаружив утром труп, в один голос заявляли, что не слышали ночью ни звука.
      Трое погибших. Три жизни, так легко и бездумно отданных за тот самый здоровый цинизм. И десяток искалеченных вокруг — родные, друзья. Поколение, захлебнувшееся «пепси»...
      Случайность? Мне кажется, нет. На мой взгляд — закономерность, прогнозируемый результат прививки категорически чуждой нам культуры общения. Да, возможно, самый многообещающий стиль поведения человека XXI века — стиль преуспевающего, самоуверенного и циничного одиночки. Но в ситуации, когда гибнут люди, любой цинизм — даже здоровый! — равносилен бездействию, оставлению человека в опасности, а эти понятия, согласно УК РФ, должны преследоваться в уголовном порядке.
      «Из всех возможных решений выбирайте не самое выгодное, не самое простое и быстрое, и уж ни в коем случае не самое эффективное. Выбирай самое доброе». Это сказали братья Стругацкие, и под этими словами я с удовольствием подписываюсь.

Михаил ОСИН
Общая Газета, №15 (349), 13–19.04.2000


[Главная]    [В начало раздела]    [Далее]
Лучшее разрешение для просмотра этого сайта - 1024x768  ©2014-2017 Калейдоскоп.Используются технологии uCoz