Заголовок статьи А. Бондарева "Запретный плод", опубликованной в бюллетене "Жизнь молодёжи", 1990

Запретный плод

      ОТНОСИТЕЛЬНО недавно появление обнажённой груди на отечественном киноэкране считалось уже достаточно скандальным событием. И, несмотря на то, что теперь редкий фильм «эпохи перестройки» обходится без крупных планов обнажённой натуры, пустовавшая долгие годы «ниша» была в основном заполнена продуктами распространившегося в мире с конца 70-х, а у нас с середины 80-х видеобума. Что поделать, традиции эротического кино практически отсутствуют в нашей стране. А вместе с тем история этого не самого благополучного дитя мирового кинематографа достаточно интересна.
      Первый «порноскандал» из-за сюжета, который сегодня назвали бы эротическим с большой натяжкой, разразился в кинематографе всего несколько месяцев спустя после знаменитого представления братьев Люмьер на бульваре Капуцинов. В фильме «Танец со змеёй» скорее угадывались, чем демонстрировались элементы обнажённого тела танцовщицы.
      Органов официальной киноцензуры как таковых ещё было — их роль выполняли сами кинокомпании, заботясь о своей репутации. Днём рождения киноцензуры как юридического института считается 1 января 1909 года, когда министр внутренних дел Франции запретил показ вредного, на его взгляд, фильма.
      В США начали бороться с «безнравственностью» ещё раньше. С 1905 г. здесь получили широкое распространение дешёвые кинотеатры — «никел-одеоны» (по названию никелевой пятицентовой монетки, служащей платой за вход). Первенство среди демонстрируемых в них лент долгое время удерживал уже упомянутый «Танец со змеёй», пока в 1907 году блюстители нравственности не заретушировали опасные места. И после того, как газета «Чикаго трибюн» предложила закрыть все «никел-одеоны» как «рассадники зла» в стране возник Национальный комитет киноцензуры. Перед Верховным судом США встал острый вопрос — считать ли гарантируемое конституцией право свободы слова применимым относительно к кинематографу или нет. Суд решил, что нет, и обязал Штаты принять соответствующие цензурные законы.
      После окончания первой мировой войны изменилась не только мода, но и сам стиль жизни. Чтобы забыть поскорее ужасы войны люди жаждали развлечений. Кое-где это имело, однако, и печальные последствия. 5 сентября 1921 г. в одной из комнат отеля в Голливуде целиком снятого накануне известным комиком Роско Арбэклем для дружеской попойки была найдена в бессознательном состоянии девушка. Так и не придя в себя она скончалась в больнице.
      Хотя обстоятельства этого злосчастного вечера так и остались невыясненными, общественное мнение обвинило Арбэкля в том, что он накачал девушку наркотиками и изнасиловал. Разразившийся скандал вызвал ужесточение цензуры. А это в свою очередь, вызвало стремление крупных кинопроизводителей создать Союз продюсеров и распространителей для того, чтобы осуществлять цензуру самим. Во главе нового органа встал бывший шеф федерального министерства почт Уильям Г. Хейс, который по словам собственной жены, настолько досконально разбирался в вопросах секса, что считал пупок половым органом. Хейс добился, чтобы в заключаемый между кинокомпанией и актёром договор был включен пункт о «соблюдении моральных обязательств», в случае нарушения которых договор немедленно расторгался.
      В 1929 году Мартин Куигли и Дэниел Лорд, представляющие католические организации, предложили экспертной комиссии в Чикаго проект кодекса, конкретно указывающего, что можно показывать в кино, а что нет. После серии обсуждений он был одобрен в 1934 году и получил название «Кодекс Хейса», так как надзор за исполнением закона был возложен именно на бывшего министра почт. Кодекс запрещал не только прямой показ нагого тела, но и его силуэтные съёмки, а также чересчур открытые танцевальные костюмы, «непристойные» реплики или телодвижения.
      Однако вторая мировая война не только нанесла сильный удар по традиционным представлениям, но и обозначила перелом в области эротики и вообще во взглядах на место кинематографа в обществе и его воздействие. В послевоенное время пришла волна неореализма, а вместе с ней в мировом кино появились Джина Лоллобриджида и Софи Лорен.
      И цензура стала сдавать позиции. Хейса сменил более либеральный Эрик Джонсон. Кроме того, развернутая сенатором Мак-Карти кампания по преследованию «не по-американски думающих деятелей искусства» отвлекла внимание цензоров на другие сферы. В это время режиссер Отто Премингер снял фильм «Голубая луна», диалоги которого содержали много «вольностей». А в 1952 году Верховный суд США пересмотрел свой вердикт от 1915 года, признав свободу слова и за кино.
      Что времена меняются, особенно наглядно показал случай, произошедший с нью-йоркским кардиналом Фрэнсисом Спеллманом. «Этот фильм — дорога к греху», — негодовал святой отец на страницах печати по поводу фильма Э. Казана «Куколка». Именно эта фраза было подхвачена «командой» Казана и обеспечила лучшую рекламу фильму.
      В Европе в 50-е годы больше всего пересудов вызвали шведская картина «Танцевала всего одно лето», где Улла Якобсон и Фольк Сундквист купались нагими, и фильм Роже Вадима «И бог создал женщину», открывшего актрису ставшую на целое десятилетие эротическим символом для всего мира, — Бриджит Бардо.
      С 1953 года в США начали появляться фильмы о нудистах, так называемые «нуддиз». Уже первая такая картина — «Сады Эдема» — отнюдь не привела цензоров в восторг. Принятое после долгих споров решение апелляционного суда о том, что показ наготы нельзя рассматривать как оскорбление публики, дало толчок к появлению лавины подобных фильмов, демонстрируемых, правда, лишь в специальных кинотеатрах.
      В «традиционном» кинематографе время тоже не стояло на месте. Появилась Мерилин Монро — и миллионы женщин перекрасили волосы, чтобы хотя бы внешне походить на свой идеал.
      В начале 60-х американский режиссер Расс Мейер снял комедию «Аморальный мистер Тииз». Главный герой фильма, придя к дантисту, получает слишком сильную дозу обезболивающего благодаря чему у него открывается волшебная особенность — едва выйдя из клиники, он обнаруживает, что может раздевать глазами всех встретившихся женщин. Не нужно объяснять, что основной задачей сценариста было начинить фильм как можно большим количеством голых женщин. Но «Аморальный мистер Тииз» означал большой скачок в развитии жанра «нуддиз», так как демонстрировался в широком прокате, а не в узкой сети специальных кинотеатров.
      После студенческих волнений 1968 года, заметно «раскрепостивших» общество по отношению к религии и сексу, многое изменилось и в европейском кинематографе. В 1969 году отказалась от цензуры фильмов Дания, что, помимо прочего, повлияло и на развитие туризма [ха-ха! — прим. Р.С.]. В других европейских странах, за исключением социалистических, события развивалась в том же направлении, только несколько медленнее. Пазолини шокировал Италию «Тысяча и одной ночью». Бертолуччи вызвал скандал «Последним танго в Париже». В конце концов, на рубеже 70-х происходит окончательное отделение порно от остального кинематографа и разделения его, в свою очередь, на два направления: так называемое «мягкое порно», лишь имитировавшее половой акт, и «твердое порно» где все подробности давались крупным планом и выглядели вполне натурально.
      Подлинный переворот для жанра киноэротики произошёл в 1973 году, когда француз Жюст Жаклин решил экранизировать роман Э. Арсан «Эммануэпь», продававшийся исключительно из-под прилавка. Жаклин решил, однако, снять не порнографический, а эротический фильм, выбрав для исполнения главной роли никому до этого не известную Сильвию Кристель. Успех картины, дебют которой состоялся в лучших кинотеатрах Парижа, был ошеломляющим.
      После горячих споров о том, вреден для устоев нравственности или нет показ обнажённого тела, Национальное собрание Франции приняло осенью 1975 года решение запретить показ эротических фильмов для молодёжи младше 18, что однако, уже никак не могло повлиять на официальное признание жанра эротики как такового. Фильмы с грифом «Эротика» стали сниматься практически везде в мире, за исключением исламских и социалистических стран. И так продолжалось до середины 80-х годов, когда с возникновением угрозы СПИДа взгляды людей по отношению к сексу стали стремительно меняться.

А. БОНДАРЕВ
Вестник «Жизнь молодёжи», 27.11.1990


[Главная]    [В начало раздела]    [Далее]
Лучшее разрешение для просмотра этого сайта - 1024x768  ©2014-2017 Калейдоскоп. Используются технологии uCoz