На секс-фронте без перемен

      Нас можно поздравить — у нас появился цивилизованный рынок, как в любой другой европейской стране. Вы можете заказать с доставкой на дом мебель, холодильник или …девушку. Девушка — тоже товар, не хуже и не лучше любого другого. Только в отличии от мебели — одноразового применения. Худенькая, толстенькая, блондинка, брюнетка — на любой вкус. Крути телефонный диск — и все дела.

      — Девушка, я по объявлению, у вас заказ можно сделать? У меня своя квартира.
      — Час обслуживания стоит 30 долларов, два часа — 50.
      — А они у вас хоть ничего, симпатичные? А то как-то приходилось общаться, так такие приехали крокодилы, что глянуть страшно…
      — У нас девочки симпатичные. Вам какую?
      — Желательно стройненькую, повыше ростом, брюнеточку…
      — У нас только блондинки.
      — Давайте блондинку, но помоложе. Пока на часик, если будет нормальная девушка, оставлю ещё на час.


      Обычный диалог между клиентом и диспетчером «массажной» фирмы. Телефончик позаимствован из рекламных газет, в которых подобных объявлений — валом [так было в 2000 г. — прим. Р.С.]. Вот только в этот раз в роли «заказчиков» выступают сотрудники отдела по борьбе с правонарушениями в сфере нравственности ГУВД в г. Киеве. В народе отдел зовётся просто «милицией нравов». Самим проституткам такое название нравится больше — видно, напоминает что-то благородно-иностранное.
      Я становлюсь свидетелем одного из рейдов по «накрытию» подпольных секс-фирм. Мы с нетерпением поджидаем заказанных девочек в однокомнатной хрущёвке на Левом берегу [район Киева на левом берегу Днепра — прим. Р.С.]. Обстановка в квартире неприхотливая, зато имеется широкая тахта. Для полноты картины из холодильника извлекается и выстраивается на тумбочке батарея бутылок с пивом и водкой.
      — Сразу увидят, что здесь их ждали, – кивают на бутылки ребята.
      Без пяти семь — за 5 минут до назначенного времени — мы с одним из сотрудников милиции нравов спускаемся вниз «посидеть на лавочке» — встретить девочек и «прикрыть с тыла» в случае непредвиденных обстоятельств. Десять минут восьмого — девочек всё нет.
      — Могут и не приехать, — объясняют мне. — В некоторых фирмах есть специальный «чёрный список» – это адреса и телефоны, которые как-то связаны с милицией. Эти списки фирмы посолиднее передают друг другу. Кстати, и проститутки в крутых фирмах приезжают на вызов обязательно с охранником и водителем. Сами, без охраны, работают только «дикие». Это может быть чревато последствиями.
      У проституток есть такой термин — «раздача». Попасть под раздачу — это когда тебя имеют, а ты не имеешь от этого ничего. Бывает, что девушек «пускают по кругу» 17-20 человек. Одной пришлось пройти через 30.
      Отдохнула неделю — и снова за работу.

Соня Мармеладова — всего лишь массажистка

      Наконец появляются «наши» девушки. Высокая блондинка в облегающем платье приближается к нам, активно виляя бёдрами. Её блёклая спутница производит довольно жалкое впечатление — худенькая, нечёсанная, в допотопной одежде из «бабушкиного сундука». В квартире девушки вольготно устраиваются и начинают требовать пива. Сначала никак не хотят верить, что перед ними — сотрудники милиции: «Какая милиция нравов, что вы тут несёте?»
      — Вы что, пиво нам даже не дадите выпить? — напоследок презрительно интересуется Наташа. — У, жлобы, постыдились бы!
      Пока мы едем на машине в отдел, Наташа упражняется в остроумии и ехидстве. «А я не с вами разговариваю, что вы встреваете в разговор? Да, сразу видно, интеллектом вы не отличаетесь», — «подкалывает» она милиционеров. Говорит Наташа с та-аким ма-сковским аканьем, что я сначала решила, что она — из России. Оказалось — из Борисполя [городок под Киевом]. «Да она скорее всего на заработки в Москву ездила, на Тверском работала», — просвещают меня сотрудники милиции нравов [скорее всё же не на Тверском бульваре, а на Тверской — улице в центре Москвы — прим. Р.С.].
      — А вы, девушка, что — товарищ по несчастью? — поворачивается Наташа ко мне. — Журналист? И о чём же вы, интересно, пишете? Вы лучше напишите, что у нас в обществе творится. Оно же насквозь прогнило. Вот, например, нам после школы надо куда-то поступать. Раньше это было возможно, а сейчас где я возьму полторы тысячи баксов?
      Вскоре выясняется, что Наташа — «едина в трёх лицах» — одновременно организатор своего маленького бизнеса, проститутка и диспетчер. Её увозят на квартиру за паспортом и документами, а вторую, Алёну, тем временем допрашивают. Когда я захожу в кабинет, передо мной сидит несчастное создание с заплаканным лицом.
      Приехала Алёна из России, из Уфы. Поступила в университет, но недоучилась. Раньше работала рекламистом в рекламном агенстве. Манерой речи Алёна напоминает не проститутку, а учительницу младших классов, скромную и интеллигентную. В Киев приехала к брату, чтобы помочь ему. У того прогорел бизнес, и он до сих пор находится в глубокой депрессии.
      — Брат — единственный близкий мне человек, — говорит Алёна.
      — Когда умерли родители, он один поддержал меня, сказал: «Живи». Я не могла смотреть, как он погибает. Когда я в первый раз позвонила по этому телефону (требовались массажистки), я не смогла переступить внутренний барьер и туда пойти. Потом всё-таки пересилила себя. После этого я стала откровенно спиваться. Вы поймите, я ведь пошла на эту… работу не для того, чтобы одеться или ходить по ночным клубам. У вас случалось, чтобы вам когда-нибудь было нечего есть? А я постоянно считала — денег остаётся на неделю, на два дня, на день… Когда их совсем не осталось, я не выдержала. — Алёна смотрит на меня такими чистыми, полными слёз глазами с застывшим в них страданием, что ей просто не можешь не верить. Эдакое современное исполнение Сонечки Мармеладовой.
      Я не знаю, что сказать, и покидаю Алёну в смущении. Мне как-то даже стыдно за себя — что я такая сытая и в проститутки идти жизнь меня не вынуждала. Жалко девчонку. Сотрудники милиции нравов настроены на сей счёт более скептически. Весёлая Наташа привозит из дому диплом массажистки и тетрадку, в которой якобы ведётся учёт «промассажированных» клиентов. Всё чин чином — «массаж лечебный — 25 долларов, массаж косметический — 30» и т.д. Только эротического не хватает. Я полистала тетрадки, которые были изъяты милицией в прежних рейдах. Настоящие бортжурналы, распухшие от записей. «Журнальчик» аккуратно разграфлён — адрес, телефон заказчика, имя проститутки и охранника, количество часов. В последней графе подводятся итоги каждого заказа, не всегда удачные — «никто не открыл дверь», «не тот телефон. Уроды», «раздача», «мусора (никто не едет)», иногда вместо объяснения красуется краткое ругательство. Таких тетрадок, исписанных «под завязку», раньше привозили по 20 штук из каждого «офиса». Неудивительно — фирма, специализирующаяся на секс-услугах, обслуживает в день до 20-ти клиентов.

Днём — студентка, ночью — проститутка

      Киев — это настоящий Клондайк, золотое дно для проституток. Сюда едут девушки со всей Украины. Перечислять города и области бесполезно — представлена вся страна, ни один регион не обижен. Довольно много залётных пташек из России. Поэтому проститутку киевского разлива встретишь нечасто. 70% девочек — приезжие. Сами посудите — где-нибудь в Днепропетровске или Луганске за один заказ гостиничная путана заработает 70 долларов, а в Киеве — 150-300. Вот все и рвутся в столицу. Гостиничные проститутки — это элита, высшая каста. Ухожены и хорошо одеты. Многие приезжают на «работу» на новеньких крутых иномарках. Большинство из них закончили вузы. Скажем, не так давно сотрудники милиции нравов устраивали «чистку» в одной из киевских гостиниц. Так, из 9-ти пойманных девочек восемь имели высшее образование. Одна высокооплачиваемая проститутка — красивая, видная девушка — прежде трудилась в банке. И ничуть не жалеет о смене профессии: «Когда я работала в банке, мало того, что я была любовницей директора, он ещё заставлял меня спать со своими друзьями, партнёрами. И всё это за 150 долларов. А сейчас я работаю на себя и имею не в пример больше» [о времена, о нравы... — прим. Р.С.].
      Кстати, если бы вдруг преподаватели вузов узнали, чем кроме учёбы, занимается кое-кто из студенток, они были бы весьма удивлены. Одна проститутка даже на вызовы к клиентам ездила с конспектами — в перерывах готовилась к экзамену. Так с тетрадками её и задержали. Вообще же, оказывается, ночную вахту вполне можно сочетать не только с учёбой, но и с легальной дневной работой. Например, как-то милиция нравов задержала проститутку — старшего инспектора налоговой инспекции. А однажды была «приятно» поражена съёмочная группа столичного тележурнала, обнаружив среди ночных бабочек свою сотрудницу.
      В этом бизнесе довольно часто практикуется семейный подряд. Например, одна мать работала на пару с дочерью. Матери — за пятьдесят, дочери — 25. Или муж подвозил на место работы — к гостинице — свою жену. Такое положение его устраивало — сам он был безработным и без денег жены не выжил бы. Один из последних примеров — дочь с отцом организовали фирму. Сначала дочка «молотила» проституткой, потом смекнула, что можно поставить дело на широкую ногу, и попросила помочь отца.

«Большая дорога по зарядке сифоном»

      Если вы проезжали по Большой окружной дороге [идёт вокруг Киева], наверняка видели живописно расположившиеся вдоль обочины женские фигурки. Каждая из девушек старается привлечь к себе внимание водителей. В одежде преобладает стиль крикливо-пёстрый, по принципу — чем заметней, тем лучше. Это «дорожные» — самая низшая ступенька в иерархии проституток. Большая окружная дорого давно уже получила второе название — «Большая дорога по зарядке сифоном» (имеется в виду сифилис). Название себя оправдывает — почти каждая вторая проститутка здесь больна этой венерической болезнью. Сторговаться с дорожными нетрудно. Возле облезлой девицы в мини-юбке тормозит машина.
      — Сколько?
      — 40 гривен.
      — Ну, ты меня совсем разоряешь. Давай за десять.
      — Нет, за десять я не могу никак. Тридцать.
      — Ну, тогда – до свидания. И машина трогает с места.
      — Да подожди ты, не уезжай.
      Дорожные — самое дно, главный источник заразы. Один раз сотрудники милиции нравов поймали на Окружной проститутку на девятом месяце беременности — за работой. Прошла неделя — её выловили здесь же, но уже без живота. Она оставила ребёнка хозяйке, а сама опять отправилась «на заработки».
      Сегодня в столице на учёте состоят чуть больше 600 «ночных бабочек». Но на самом деле их во много раз больше, так что эта цифра реальности не отвечает. Гвардия проституток множится день ото дня. И пока что единственная плотина на их пути — это милиция нравов.

Юлия Ким
еженедельник «Московский Комсомолец» в Украине, 24.02–2.03.2000, с. 21


[Главная]    [В начало раздела]    [Далее]
Лучшее разрешение для просмотра этого сайта - 1024x768  ©2014-2018 Калейдоскоп. Используются технологии uCoz