Заголовок статьи Влады Владимировой «Папики и жабы. Девушки мечтают о карьере новой русской содержанки», опубликованной в газете «Версия», №35, 2003

Влада Владимирова

Папики и жабы
Девушки мечтают о карьере новой русской содержанки

      Недавно с подругами встретили в Охотном ряду знакомую по факультету, учащуюся курсом ниже. За лето она очень изменилась. Похорошела, загорела. И была одета так дорого, что это сразу бросалось в глаза. Небрежно рассказав нам о своём летнем отдыхе в ШвейцарМии, Франции и на Мальте (что нас очень удивило, потому что мы знали её как приезжую студентку из простой семьи со средним достатком), она с потрясающей естественностью свысока пояснила: «Я же живу сейчас с одним человеком. Грузин, 40 лет. Правда, грузинского в нём один нос остался, он очень давно в Москве... Кстати, на днях мы опять собираемся во Францию, у него там дела, а я за компанию...»
      И, насмешливо блеснув васильковыми линзами на наши потёртые джинсы, отправилась продолжать делать покупки. А у нас где-то глубоко-глубоко появилось нехорошее чувство, которое мы, как люди порядочные, старательно задавили. Чувство зависти?

Как стать жабой

      Среди моих факультетских знакомых с каждым годом становится всё больше таких вот, скажем так, поймавших волну благосостояния девушек. Ещё вчера они были неприметными серыми мышками, сегодня они — светские львицы. Называют их по-разному: для кого-то они — модели (таковыми считают себя большинство симпатичных высоких девушек, сделавших несколько портретов у профессионального фотографа), для кого-то — сливки светского общества, перед которыми открыты двери лучших клубов и которые принимают участие во всех элитных тусовках столицы, а для кого-то — содержанки состоятельных господ. А ещё их называют просто «жабы».
      Есть много путей, которые приводят в болото. Возьмём реальные истории превращения принцесс в жаб, которые происходили на моих глазах.

Путь первый, самый трудоёмкий

      На первом курсе москвичка Анна — блондинка высокого роста — мечтала стать моделью. Только вот мама — учительница русского языка в школе — и слышать ни о чём подобном не хотела. Как говорится, капля камень точит, и со временем Аня всё-таки оказалась в модельном агентстве, где работала не щадя себя. И учёбу бросать не хотела (несмотря на многочисленные хвосты, её не отчисляли). Она даже победила в конкурсе красоты вуза. Параллельно с профессиональными успехами стали появляться новые сапожки, шубки, в которых со временем в метро стало ездить совсем неудобно. Потом — фото обнажённой на рекламной открытке, обложка массового эротического издания, рекламные постеры в метро... Рассказы о модных закрытых клубах, о светской тусовке, интересных знакомствах... Сама Аня стала «переходящим знаменем» в руках преуспевающих мужчин, которые дарили дорогие телефоны и брали в загранпоездки. Мужчины часто менялись. Наверное, девушка не хотела долго оставаться на месте и стремилась вперёд, к более состоятельным знакомствам. А почему нет — она неглупая, может поддержать беседу, учится в вузе и работает моделью, у неё своя интересная жизнь. Сейчас у Ани своя квартира на Садовом, которую ей снимают за пару тысяч долларов, возит девушку шофёр на личном авто, а на выходные она летает «отдыхать» в Европу.
      Мама решила, что вмешиваться в стремительную «карьеру» дочери не надо: пусть поживёт, как она сама не жила.

Путь второй. Наименьшего сопротивления

      Катя из хорошей семьи. Мать имеет много знакомых на телевидении, неплохо зарабатывает, но отца нет. Когда Кате было 16, знакомый её мамы, занимающий видное положение на одном из телеканалов, обратил на девочку внимание. Вскоре Катя становится гражданской женой этого человека. Ему 45, есть семья, с которой он не живёт, взрослый сын Катиного возраста. Гражданский брак длится вот уже 3 года. Катя учится на вечернем отделении, ходит по магазинам, придумывает себе какие-то занятия. Порой, глядя на неё, можно подумать, что Катя грустит среди однокурсниц: у неё нет и не было ни весёлого студенчества, ни своей молодой компании. Но потом, видимо, она всё-таки приходит к выводу, что цель оправдывает средства, и спешит в свою квартиру в одном из переулков близ Тверской. Когда-то Катя наивно мечтала выйти замуж за своего... за того человека, с кем живёт. Сейчас она, видимо, поняла, что ни ей, ни ему это не нужно. Но о будущем ей думать не хочется: работать она не умеет и не хочет, а мать, отдав её «в хорошие руки», свои, судя по всему, умыла. Так и плывёт Катя по течению, не зная, куда оно её приведёт.

Путь третий. Неудачный

      Рано лишившись отца, Диана привыкла добиваться всего в жизни сама. Она приехала в Москву из города, который за 2 тысячи километров от столицы, своими силами и знаниями поступила в вуз и быстро приобрела столичный лоск. Сейчас живёт с матерью в арендуемой комнате, учится и работает репетитором в богатой семье. И хотя выматывается за день так, что валится с ног, Диана выглядит отлично, готова скорее неделю перебиваться с хлеба на воду, чем купить дешёвую помаду.
      Но и мать и дочь чувствуют, что пора решать что-то со статусом бедной студентки. Самый лучший способ — найти мужчину, который сразу решит и финансовые проблемы, и проблемы с жильём. Для этого Диана не жалеет сил: после рабочей недели находит в себе силы одной ходить в дорогие клубы, выкраивает из скудного бюджета деньга на посещение хороших кафе... Но пока всё безрезультатно. Поэтому, глядя на подруг, которым повезло найти своего «спонсора», Диана бывает близка к отчаянию: ей отчаянно хочется жить лучше. Но то ли завышенная самооценка, то ли не самый низкий уровень интеллекта ей не позволяют воплотить мечту в жизнь.

Жабье царство

      Заметьте, это не безграмотные девочки, ошалевшие от столичного блеска после деревенской глуши, а студентки, доучившиеся-таки до старших курсов лучших вузов страны, прежде чем выбрать себе цель — стать дорогой содержанкой. Если они считают такую жизнь вполне приемлемой и даже престижной, что говорить о других?
      Гораздо чаще всё идёт по стандартной схеме: девушка из провинции, недалёкая, но с сильной жизненной хваткой, встречает состоятельного мужчину и вскоре обретает доступ к жизненным благам, о которых раньше только мечтала, и уверенность в собственном превосходстве над окружающими, которую дают деньги [ха-ха!].

Фото к статье Влады Владимировой «Влады Владимировой «Папики и жабы. Девушки мечтают о карьере новой русской содержанки», опубликованной в газете «Версия», №35, 2003

Удивительно, но «жабы» глубоко убеждены в том, что «их дело правое»: содержанка — самый лучший статус для женщины в нашей стране сегодня. В найденном мной в Интернете творении под названием «Справочник начинающей содержанки» умудрённая опытом и двумя высшими образованиями некто Оля Карасёва пишет: «А разве брак по расчёту — это не та же проституция? А содержанка, между прочим, это нечто среднее между проституцией и браком». И даёт советы девушкам по правильной обработке «богатенького буратины», или «папика». Как познакомиться, как вести себя на первой встрече, когда, как правило, девушку «отресторанят», что делать после (ни в коем случае не строить из себя недотрогу)… Как приучать делать подарки, как подавлять брезгливость, как имитировать нежный взгляд... А главное — как вселить в «папика» уверенность в том, что ты не проститутка, а любящая его женщина.

Фото к статье Влады Владимировой «Папики и жабы. Девушки мечтают о карьере новой русской содержанки», опубликованной в газете «Версия», №35, 2003

В общем, целая наука для целеустремлённых и сильных натур. Последний раздел в этом «учебнике жизни» предлагает всем желающим всего за 10 у.е. получить координаты потенциальных «буратин» из картотеки госпожи Карасёвой. На дороге они-де не валяются, а тут тебе и местонахождение, и как лучше к нему подобраться, и что он любит... А для «папиков» — координаты молоденьких девиц, готовых отдать себя в жертву лучшей жизни [ха-ха!].
      Рынок, господа. Молодость, красота и имитация каких-то отношений продаются за деньги, пусть временное, но благосостояние. А если не до конца атрофирована мораль, то ты всегда можешь врать знакомым, ему и самой себе, что живёшь с любимым человеком.
      В принципе, содержанки были, есть и будут, просто в разные времена это явление принимает разные формы и очертания. И разную оценку со стороны общества [эт точно...].
      Но беда в том, что сегодня это — целое направление женской философии. Поддерживаемое соответствующей субкультурой, музыкой, фильмами, персонажами, а также телевидением.

      Девушки из провинции уже не настолько наивны, чтобы мечтать покорить столицу и стать певицами, и не настолько низко себя оценивают, чтобы прямиком идти на панель. Всё больше ориентируются на карьеру удачливой содержанки. А годам к 30 они приостанавливают свой путь по всё более состоятельным мужчинам, пытаются удержаться на плаву и не дать себя утопить новоприбывшим молодым, длинноногим и ещё более беспринципным.
      Это явление принимает размеры огромной волны, которая не только захлёстывает нашу жизнь, но и формирует социальные связи. Извращает их и моделирует. Приходят на ум классические примеры из литературы, когда с падшими женщинами порядочные боялись находиться рядом [оно и правильно, ведь от них можно было заразиться смертельно опасной болезнью, сифилисом, например. В XIX веке его не умели лечить. — прим. Р.С.]. Теперь ситуация обратная — те, кого некогда называли падшими, могут позволить себе смотреть свысока на остальных. Становиться законодательницами моды и стиля.
      Так, «жабье» положение становится для нашего общества вполне обычным явлением, а для многих тысяч российских девушек — пределом мечтаний.

Версия, №35 (258), 15-21.09.2003


[Главная]    [В начало раздела]    [Далее]
Лучшее разрешение для просмотра этого сайта - 1024x768 Калейдоскоп, 2014-2016. Используются технологии uCoz